<< Главная страница

Сказки народов Югославии






И. Голенищев-Кутузов. СКАЗКИ НАРОДОВ ЮГОСЛАВИИ

От Эгейского моря до гор Словении, от Дуная до Адриатики в течение многих веков рассказывают сказки сербы, хорваты, словенцы, македонцы, черногорцы, боснийцы и герцеговинцы. Пестрота и разнообразие народных рассказов балканских славян объясняются отчасти культурными влияниями: византийским, турецким, итальянским, немецким. Три религии - православие, католичество и ислам - столетиями разделяли южных славян на три не совпадавшие с этническими группы, чью культуру питали разные источники легенд, поверий, преданий. Глубокий след в народном сознании оставило и богомильское движение с его дуалистическим восприятием мира как арены противоборства добра и зла, света и тьмы. Следует удивляться тому, что при этих влияниях и различных наслоениях сербы, хорваты, македонцы и другие южнославянские народы сохранили в значительной степени общность воззрений на природу, общество и судьбы человека. Эта общность - как можно предположить - восходит еще к древнейшим, может быть, общеславянским временам. Разнообразие и единство югославского фольклора особенно привлекает нашего читателя, который чувствует его родство с русской сказкой и в то же время удивляется нежданным образам сказки Балкан.
Сторонники сравнительного метода изучения народного творчества чего только не нашли в югославском фольклоре! Они обнаружили мотивы из староиндийской "Панчатантры" ("Змей-жених", "Граф-боров"), из арабской "Тысячи и одной ночи" ("Язык животных", "Али-баба и сорок разбойников"), из средневекового сборника рассказов и анекдотов "Деяния римлян" и даже из французских сказок Перро ("Кот в сапогах"). Отмечено было широкое распространение у балканских народов легенды о Леноре и мертвом женихе, который прискакал ночью за своей невестой и увез ее в загробное царство (на эту тему была написана известная баллада немецкого поэта Бюргера). Можно обнаружить в сказках южных славян и общие мотивы с Шекспиром, родственные итальянской новеллистике. "Драхма языка" живо напоминает "Венецианского купца" Шекспира, хотя действие рассказа происходит в мусульманской среде Боснии. Мотив одной из самых ярких сербских сказок - "у царя Трояна козлиные уши!" - можно возвести к легенде о царе Мидасе, которую находим у Овидия.
Однако современные исследователи фольклора обращают все большее внимание не на сходство мотивов в легендах, сказках и песнях разных стран, а на своеобразие народного творчества. Стало ясно, что многие сопоставления фольклористов - иллюзорны, и то. что раньше считали заимствованием, объясняется близостью общественного строя, обычаев и учреждений у разных народов на одинаковом уровне социального развития (например, при феодализме), которое и порождает схожие ситуации и вызывает родственные образы и представления.
Первым в Европе собранием народных сказок был сборник Джамбаттиста Базиле "Сказка сказок, или Пентамерон", изданный в Неаполе в 1634 году. Книга Шарля Перро "Сказки моей матери гусыни" появилась во Франции спустя шесть десятилетий. К систематической записи народного творчества южных славян исследователи приступили более полутораста лет назад. Основоположником изучения сербскохорватского фольклора был выдающийся деятель славянской культуры Вук Караджич (1787 - 1864). За свою долгую жизнь Вук, сам потомственный гусляр и сказочник, исходил все области нынешней Югославии, собирая народные песни, сказки, предания. Им было подготовлено три издания народных сказок (первое вышло в 1821 году), причем каждое последующее пополнялось как за счет его собственных записей, так и тех. которые он просил других записывать и присылать ему. Европейскую известность сказки, собранные Караджичем, получили после выхода в свет немецкого перевода, сделанного его дочерью (1854). В предисловии к немецкому изданию Якоб Гримм восторженно приветствовал эту сокровищницу народной мудрости, свидетельство высокой одаренности и остроты ума славянских народов. Он восхищался непосредственностью, простотой и ясностью языка, богатством красочных деталей и неожиданных сюжетных ходов. Труды Вука Караджича нашли многочисленных продолжателей: десятки собирателей в течение XIX и XX веков записывали народные песни и рассказы. Некоторые из них специализировались на одном жанре. Так, например, Вук Врчевич интересовался главным образом юмористическими рассказами и анекдотами.
Художественное достоинство народного рассказа часто зависит от случая. Даже самый занимательный, выразительный и хорошо построенный рассказ, сочиненный в незапамятные времена неизвестным одаренным сказителем, может утерять много ценных деталей в устах неопытного рассказчика. Наоборот, запутанные и даже маловразумительные сюжеты и мотивы талантливый сказочник может преобразить в яркое и убедительное повествование. Поэтому так велика роль собирателей народного творчества, их умения различать значительное от второстепенного, художественно ценное от бездарного в живом и непрестанно меняющемся потоке народного повествования. Лучшим судьей устной литературы южных славян был, бесспорно. Вук Караджич, порой в течение многих лет терпеливо искавший лучший вариант слышанной им сказки или песни.
У южных славян встречаются волшебные сказки о дивах, драконах. горных волшебницах, крылатых конях, заколдованных предметах, чудесных превращениях. Двери хижин и дворцов летят с петель, врывается (как в сказке "Баш-Челик") неведомая сила. слышатся голоса чудищ, требующих себе в жены красавицу. Братьям или женихам приходится освобождать пленницу, преодолевая страшные препятствия. Расточительный сын, придя в отчаяние, находит в сундуке своего умершего отца кошель, в котором медяк превращается в золотой дукат, шаровары, делающие человека невидимкой, или волшебную свирель, вызывающую покорных воле музыканта гигантских арапов. В пещерах живут свирепые и вещие змеи, которые могут сожрать героя, но за услугу также и одарить его драгоценными каменьями.
Летом на завалинке, где-нибудь на краю села, достаточно рассказчику сделать неопределенный жест вдаль, где синеют горы, где облака громоздятся над пропастями, и зачарованных слушателей не надо убеждать, что до сказочного мира - рукой подать. Каждый видел своими глазами водоем у дороги, из которого Королевич Марко поил своего пегого коня, говорившего человечьим голосом. На камнях до сих пор сохранился след копыта Шарца. Сам Марко не умер, он спит в пещере на горной вершине, чтобы освободить, когда придет срок, сербов от турок. Так рассказывали сербы, а словенцы ждали освобождения и царства справедливости от спящего в недрах гор короля Матияша. Фантастичное сливалось с чаяниями и надеждами угнетенного народа, побуждая его к сопротивлению.
Исследователи югославского фольклора охотно занимаются неразрешимой проблемой: почему гусляры и сказители сделали общеславянским героем вассала султана, не слишком удачливого в военных и политических делах македонского князька Марко, сына непопулярного короля Вукашина? Выбор малоизвестного исторического лица как центральной фигуры, вокруг которой складываются легенды, песни, предания, явление не редкое. Достаточно вспомнить французского Роланда или тибетско-монгольского Гэсэра.
Если Марко, как и другие сказочные герои, порой бывает жесток, то иным он и не мог быть в народном представлении в эпоху угнетения и насилий. Османские завоеватели прибегали к самым крутым мерам: сажали на кол, сжигали на медленном огне, подвешивали на железные крючья, головы непокорных украшали стены замков и городов. Недаром многие сцены сербской народной поэзии шокировали веймарского министра Гете, который как поэт глубоко почувствовал силу и выразительность ярких образов югославского фольклора.
Чудесные волшебные сказки сербы называют "женскими". Реалистические и бытовые рассказы получили название "мужских". В последних сильна поучительная сторона. Впрочем, нравоучение скрывается и в большинстве волшебных сказок. Достаточно вспомнить заглавия некоторых из них, являющихся пословицами: "У лжи ноги коротки", "Все важно, но важнее всего ремесло". Поучительны также басни о животных. В них находим сюжеты, близкие басням других народов Европы, - от лисицы и винограда до черепахи, обогнавшей зайца.
Скорее забавляют, чем поучают, шуточные сказки, которых немало у склонных к юмору южных славян. В народной среде всегда находится шутник и выдумщик, человек с зорким глазом и острым языком.
Обратим внимание на знаменитого Насреддина Ходжу, среднеазиатского мудреца, попавшего сначала в турецкие, а затем в южнославянские рассказы. При сравнении трех источников - среднеазиатского. турецкого, сербского - становится очевидным не только сходство, но и менее заметная на первый взгляд разница в этих версиях. Ходжа, путешествуя на юго-запад от Самарканда до Сараево и Мостара, превратился из мудреца в смешного чудака и приобрел все качества "премудрого дурака", чьи поступки неожиданны, как воля самого аллаха, иногда бессмысленны, иногда же ведут к познанию сути вещей. В Герцеговине создан образ другого простоватого и хитроумного чудака - Эро, который не теряется перед сильными мира сего и умеет остроумным ответом выпутаться из самых трудных положений.
Насмешливые повествования южных славян часто представляют жадных монахов, сребролюбию которых удивляется сам святой Савва. покровитель сербской церкви ("Почему монахи всегда побираются?"). В одном народном анекдоте тонущий в реке поп не берет протянутую ему из лодки руку и гибнет. Попадья укоряет крестьян: "Зачем кричали: "Дай, поп. руку!" Надо было кричать: "На, поп, руку". Поп-то привык брать, а не давать". Иногда насмешки над духовенством соединяются с тонким пониманием человеческих слабостей, как в македонском рассказе "Как черти чуть было не оженили сорок монахов".
Встречаются сказки, построенные как короткий анекдот, но в югославском фольклоре можно найти и сложные конструкции с многими действующими лицами, с цепью искусно связанных событий. Следует отметить чудесную сказку из Герцеговины "Откуда у королевы английской столько денег?". Она могла бы послужить образцом самому искусному восточному рассказчику и войти в "Тысячу и одну ночь" как одно из лучших произведений знаменитого сборника. Действие в этой герцеговинской сказке раскрывается в первой части лишь наполовину, доходит до определенного пункта, затем возвращается вспять ("обратный ход") и блестяще, по-сказочному убедительно объясняет все нарочито запутанные и недосказанные ситуации.
Волшебные сказки и шуточные рассказы южных славян особенно привлекают внимание иностранного читателя. Поэтические образы волшебных сказок создают зачарованный мир, войти в который - хотя бы ненадолго - необходимо не только ребенку, но и взрослому, чтобы не иссушались живые источники души. Юмор народных рассказов освобождает нас от глупости, досады, пошлости, преувеличения второстепенных явлений жизни, которые часто выдаются за существенные.
Среди сборников устных рассказов народов мира сказки южных славян занимают почетное место. Они находят у нас внимательных и благодарных читателей всех возрастов.





* ВОЛШЕБНЫЕ СКАЗКИ *

ТРИ СЕСТРЫ

Жили-были в некотором государстве три сестрицы, и всегда они спорили: кто из них красивей. Не могли они сговориться и решили: пусть солнце рассудит.
- Солнце, солнце, - спросили они, - скажи, кто из нас прекрасней?
А солнце ответило:
- Самая юная, дочки!
Не понравилось это двум старшим. Быть не может! Спросили в другой раз, потом - в третий. Солнце отвечало все то же.
Разозлились они, надулись, как лягушки, и решили сгубить младшую сестру. Притворились, что хотят поминки по матери справить, сварили кутьи, испекли пирогов, в узелок положили и пошли, по обычаю, обносить людей поминальными яствами, чтобы каждый, кто поест, добрым словом покойницу вспомнил, о душе бы ее помолился.
Ну, пошли они через лес, забрели как будто ненароком в самую глухомань, да и говорят:
- Ах, сестрица, а поминальные свечи? Мы их дома забыли! Придется вернуться! Посиди-ка ты здесь с узелками. Мы - скоро!
Согласилась девушка, ждет-пождет, уж темнеть начинает, а сестер все нет! Знали они, что в лесной чаще по ночам бродят звери, вот и думали злодейки: пусть растерзают сестру!
Поздний час уже был. Увидела девушка: меж деревьями бродит белый ягненок. Подозвала его - все не так одиноко! - и кутьи ему дала. Ягненок поел и отошел! Подумала девушка: "Здесь меня звери съедят. Лучше пойду за ягненком, - может, он выведет к людям". Взяла узелки и пошла.
А ягненок - прямехонько к дому. Жили там девять братьев. Добралась до того дома девица, вошла, хозяев нет. Осмотрелась кругом - ах, какой беспорядок! Что ж, взяла метелку, подмела, прибрала на славу, потом ужин состряпала. И в уголке потаенном укрылась.
Возвратились домой девять братьев - что за чудо! В доме все прибрано, и ужин им сварен. "Отзовись, кто есть в доме!" Только нет - не ответила девушка, не вышла к братьям!
Утром старший брат сказал младшим:
- Тот, кто в доме у нас прибрал и ужин сготовил, может быть, и сегодня появится, братцы. Отправляйтесь-ка вы на работу, а я останусь караулить.
Целый день сторожил он, но к вечеру спать ему захотелось. Задремал, а девица только того и ждала. Будто мышка, тихонько вышла, прибралась, быстро ужин сварила и спряталась.
Караульный проснулся и видит: кто-то в доме уже поработал. И подумал он: "Что же я братьям скажу? Проспал, вот стыд-то!"
На другой день второй брат остался. Только тоже не укараулил. Потом - третий, четвертый, и пятый, и шестой, и седьмой, и восьмой оставались - все напрасно! Дошел наконец черед до девятого, младшего брата.
"Как же это? - сказал он себе. - Старшие братья караулили, да никого не изловили... Я - поймаю!"
Ждал он, ждал - никто не приходит. Что ж, прилег молодец на лавку и задал храпака, притворился, будто и вправду заснул как убитый. А сам следит - что будет?
Девица поверила, вышла, давай убираться да ужин варить. Тут он вскочил - и к девице, за руку ее взял и молвил: "Ты добра к нам, так будь нам сестрицей!"
Возвратились вечером братья, увидали ее, удивились. И осталась девица в их доме вместо младшей сестры. Полюбили ее все братья несказанно, надарили подарков, а чтоб не скучно ей было одной, когда все на работу уходят, принесли ей двух голубков, - пусть, мол, с ними играет!
Много ли, мало ли дней прошло, а старшие сестры проведали, что младшая жива и в хорошем доме хозяйкой стала. Зависть их разобрала, и они решили: все равно изведем! Испекли каравай, весь пропитанный ядом, и сестре послали со старухой, своей приспешницей.
Получила сестра гостинец, отломила кусочек, а несколько крошек на землю упали. Поклевали их голуби и тут же подохли. Догадалась девица, что отравлен каравай, и есть не стала. Так и спаслась!
Возвратились домой девять братьев, рассказала им девица, что случилось. И ответили братья:
- Если снова придет та старуха, не впускай ее, слышишь? Двери не открывай, хоронись от беды. Ты ведь одна у нас, помни это!
Как узнали подлые сестры, что замысел их не удался, пуще прежнего стали злобствовать. То и дело подсылали старуху с разными подвохами. Но девица была уж ученая, не пускала ее к себе. Взбеленились тогда две сестры-негодяйки, снова старуху позвали и говорят:
- Снеси ей колечко, да сперва отрави его ядом.
А старуха в ответ:
- Что вы! Да она мне и дверь не откроет!
- Не откроет - и не надо! Ты в окошко подай, да скажи, что, мол, сестры тоскуют в разлуке и просят, чтоб она хоть кольцо на память приняла. Пусть только пальчик протянет! А протянет, ты тотчас ей палец порежь да ядом посыпь. Сразу околеет!
Все исполнила злая старуха. Возвратились домой девять братьев и видят - сестра их лежит мертвая.
Горько плакали братья. Дом свой обвили черными пеленами. А потом обрядили сестру, как невесту, и в неутешной печали своей так решили: нет, в землю ее не закопаем, сделаем ей стеклянный гроб. А могилой сестре нашей будет дуб высокий, что тихо шумит над рекой. Пусть спит меж ветвей сестрица, в колыбели стеклянной качаясь!
А вскоре случилось так, что в том месте проезжала царева охота. Подвели коней царские слуги к реке и пустили напиться. Да не пьют воду кони, пугает их что-то! Царь спросил:
- В чем тут дело?
- Верно, что-то случилось, - промолвил царевич. - Пойду разузнаю!
Подошел он - и видит: меж ветвями дуба сияет под утренним солнцем гроб стеклянный. Сняли гроб - так и ахнул царевич, увидав в нем прекрасную девицу. Тут же слугам велел он отвезти дивный гроб во дворец и в потаенном покое поставить. Хотел царевич каждый день приходить и любоваться усопшей.
Как-то раз нужно было ему в дальний путь отправляться. Пришел он к матери и просит, чтоб в заветный покой никто без него не входил. Мать обещала, но недаром была она женщиной, не могла устоять: захотелось ей посмотреть, что же такое сын в той комнате прячет. Потихоньку отперла она дверь, вошла и, увидев покойницу, подивилась великой ее красоте. А потом намочила вином кисейный платок и накрыла лицо умершей. И девица ожила.
Не передать словами радость царицы. Нарядила она красавицу, как царевну, повела в свои покои.
Вернулся домой царский сын - и скорее туда, где лежала усопшая. Видит - гроб опустел. Разгневался царевич, кричит: кто посмел нарушить его запрещенье? Кто вошел сюда? Кто умершую выкрал? Тогда мать рассказала все, как было, и повела к себе. Ну, а вскоре сыграли веселую свадьбу: царский сын на ожившей девице женился.
Так-то самая молодая из трех сестер стала в том государстве царицей.

Македония. Перевод с македонского Д. Толовского и Н. Савинова





далее: БАШ-ЧЕЛИК >>

Сказки народов Югославии
   БАШ-ЧЕЛИК
   ПЕРЧИК
   О ХРАБРОМ КУЗНЕЦЕ
   О ЖЕНЩИНЕ, ОКАЗАВШЕЙСЯ ЗЛЕЕ ЗМЕИ
   ЦЫГАН И ВЕЛИКАН
   КУЗНЕЦ В РАЮ
   ЖЕЛЕЗНЫЙ ПЕРСТЕНЬ
   ЯЗЫК ЗВЕРЕЙ
   УМ И СЧАСТЬЕ
   ПАСТУШОК
   СЫН ВИЗИРЯ
   ВОЛШЕБНЫЙ ЛЕС
   МНИМЫЙ СМЕЛЬЧАК
   ЦЕЛЕБНОЕ ЯБЛОКО
   ПОДКОВАННАЯ ВЕДЬМА
   ГРАФ-БОРОВ
   ЗЛАЯ МАЧЕХА И ДОБРАЯ ПАДЧЕРИЦА
   МАЛЕНЬКАЯ ВИЛА
   ЛИС
   БЕДНЯК И СЧАСТЬЕ
   ВОДЯНОЙ
   МАЛЬЧИК С ДЕВЯТЬЮ ПОДСВЕЧНИКАМИ
   ДЬЯВОЛ И ЕГО УЧЕНИК
   КАК ДЕВУШКА ОСВОБОДИЛА ЧУДОВИЩЕ
   КАК ЧЕРТ ЕДВА НЕ ОЖЕНИЛ СОРОК МОНАХОВ
   УДИВИТЕЛЬНОЕ ДЕРЕВО
   ДЕВИЦА-ЛЯГУШКА
   ДРАКОН И ЕГО САМОЦВЕТЫ
   ПРАВДА И КРИВДА
   ТРИ ГОРОШИНЫ
   ДЕВУШКА БЫСТРЕЕ КОНЯ
   ДЕВУШКА И ПСОГЛАВЦЫ
   МЕДВЕДОВИЧ
   У ЛЖИ НОГИ КОРОТКИ
   ПАСТУХ И ТРИ РУСАЛКИ
   ДРАКОН И ЦАРЕВИЧ
   ЦАРЬ И КРАСАВИЦА
   КАК СОЛДАТ ЧЕРТА ОБРИЛ
   МАРА-ЗОЛУШКА
   КАК ЧЕРТ ЖЕНИЛСЯ
   СТЕКЛЯННЫЙ МОСТ
   КОЗЕЛ ЛУПЛЕНЫЙ
   КОРОЛЬ МАТИЯШ
   II
   ХИТРОСТЬ КОРОЛЕВИЧА МАРКО
   КАК КОРОЛЕВИЧ МАРКО ЛЕЧИЛ СВОИ РАНЫ
   КАК ВЕРБОВЩИКИ ЗАЛУЧАЛИ НАШИХ ДЕДОВ НА СОЛДАТСКУЮ СЛУЖБУ
   РАЗБОЙНИК И ГРАФ РАДАЯ
   ДУБРОВЧАНИН КАБОГА И ДОЖ ВЕНЕЦИАНСКИЙ
   МАРКЕЛЯ
   СЕМЬ ЗВЕЗД В СОЗВЕЗДИИ СТОЖАРОВ
   ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА
   ПОЧЕМУ МОНАХИ ВЕЧНО ПОБИРАЮТСЯ
   СКАЗКА О ДРАВЕ
   КОСОЙ И МЕДВЕДЬ
   ЕЖ И СЕРНА
   МЕДВЕДЬ, СВИНЬЯ И ЛИСА
   КУКУШКА И РЫБЫ
   БОЛЬНОЙ ЛЕВ
   ПОЧЕМУ У МУРАВЬЕВ КРИВЫЕ НОГИ
   КАК ЛИСА ОТОМСТИЛА ВОЛКУ
   БЕЛАЯ ЗМЕЯ
   СЕМЬ ЛЕТ С БЕЛОЙ ЗМЕЕЙ
   БАРСУК И ЛИСА
   ПОЧЕМУ ЗАЯЦ КУЦЫЙ
   ПЕТУХ И ЛИСА
   КАК БЕЛКА ЗАМУЖ ВЫХОДИЛА
   ПРИНЦ ЧИСТОЗОЛОТО
   ВОЛК, СОБАКА И КОТ
   ДВА ГРОША
   ВЫПАХАННЫЙ КАРП
   ПАСТУШОНОК И ТРОЕ КУПЦОВ
   КОРОЛЬ И ТРИ ЕГО СЫНА
   ЧТО СНИЛОСЬ БЕДНОМУ ЮНОШЕ
   ОТЕЦ И ДЕТИ
   ДРАХМА ЯЗЫКА
   СПАХИЯ И БАТРАКИ
   ПОЛЬЗА ОТ ЗНАНИЙ
   ТУРОК, СЕРБ И ЦЫГАН
   ВСЕ ВАЖНО, НО ВАЖНЕЕ ВСЕГО РЕМЕСЛО
   ПРИЛЕЖНЫЙ БАТРАК
   НУЖДА И ВРАТЬ ЗАСТАВИТ
   КАК ДЕВУШКА ЦАРЯ ПЕРЕХИТРИЛА
   КОРОЛЬ ПРИ СМЕРТИ
   ПОД ЛЕЖАЧИЙ КАМЕНЬ ВОДА НЕ ТЕЧЕТ
   ЖИВЬЕМ ЗАМУРОВАННАЯ
   КУРИНОЕ ВОЙСКО
   О ЧЕТЫРЕХ МУЗЫКАНТАХ
   КРЕСТЬЯНИН И ЕГО КУРЫ
   БОЛТЛИВАЯ ЖЕНА И УМНАЯ СТАРУХА
   ПОЧЕМУ ОН ПИЛ ДО ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛИ
   ДЕВУШКА И СТАРОСТА ЙОВО
   КАК БЕДНЯК СДЕЛАЛ ЧЕРТА ВЛАДЫКОЙ ПРЕИСПОДНЕЙ
   ПО-НЕМЕЦКИ НЕ ЗНАЛ
   ЦАРЬ И СТАРИК
   КАК ЖЕНА МУЖА ПОПОМ ПОСТАВИЛА
   МНЕ ОДИН, А ТЕБЕ ОСТАЛЬНЫЕ
   КАК С ОСТРОВА БРАЧ ЕЗДИЛИ В ВЕНЕЦИЮ ЗА УМОМ
   БЕКРИ-МУЙО
   В ДОМЕ ХОЗЯИНА СЛУШАЮТСЯ
   СТАРИК С КОЗЛОМ ПЕРЕД СУДОМ
   БЕДНЫЙ ЮНОША И МУДРАЯ КОРОЛЕВНА
   ЛИМОННАЯ ДРУЖИНА
   МЕЛЬНИК КЬОСЕ И ХИТРЫЙ ПАРЕНЬ
   "ВОЖАК-ТО МОЙ"
   КАК СОЛДАТ СТАЛ КОРОЛЕМ
   ПУТНИК И ХОЗЯИН
   НАСРЕДДИН-ХОДЖА И ФРАНЦУЗ
   ХИТРЫЙ ПЕТРЕ И НАСРЕДДИН-ХОДЖА
   ХИТРЫЙ ПЕТРЕ И ЗАВИСТНИКИ
   ПЕРВОЕ МЩЕНИЕ ХИТРОГО ПЕТРЕ
   ВТОРОЕ МЩЕНИЕ ХИТРОГО ПЕТРЕ
   ТРИ БРАТА - СМЕКАЛИСТЫЕ РЕБЯТА
   КТО НЕ РАБОТАЕТ, ТОТ НЕ ЕСТ
   ДЛЯ КОГО ПЕЛА ПТИЦА
   ПОП И ПРИХОЖАНЕ
   ХОРВАТ И ТРОЕ ОБЖОР
   А ПРАВДЫ НИ НА ГРОШ
   ПАУК И ЛИХОРАДКА
   ЭРО С ТОГО СВЕТА
   ЭРО И КАДИЙ
   ЭРО И ТУРОК
   ЭРО И ЕГО КОРОВА
   ЭРО И СУЛТАН
   ЭРО И ЕГО ТУФЛИ
   ЭРО ПРИГОВОРЕН К СМЕРТИ
   ЗАДОМ НАПЕРЕД
   НЕ БОЛТАЙ ЗРЯ
   НА ДВУХ БРАТЬЕВ ОДНА ШАПКА
   КАК ЧЕЛОВЕК СТАЛ КРОТОМ
   КРЕСТЬЯНИН И ХОДЖА
   ПОЗВАЛИ ОСЛА НА СВАДЬБУ
   ОКРЕСТИЛИ ВОЛКА
   ПОЧЕМУ СЕРБЫ САМЫЙ БЕДНЫЙ НАРОД
   У КОГО ЕСТЬ - СОЗДАЕТ, У КОГО НЕТ - КРАДЕТ
   СЛИВЫ - ЗА СОР
   КРЕСТЬЯНИН ОБРИЛ ЖЕНУ
   СЕРБ НЕ ТЕРПИТ ПОПРЕКОВ
   НА ШАПКЕ - ПЧЕЛА
   ПОП И ПРИХОЖАНИН
   МОЛОДОЖЕН И ПОП
   ВЫТАЩИЛИ СЫР ИЗ КОЛОДЦА
   ДЕВУШКА, ОСЕЛ И СТАРУХА
   ГОРЕЦ И ЖИТЕЛЬ СПЛИТА
   ВИНО И РАКИЯ
   ГРЕШНИК И ГЛУПЫЙ ДУХОВНИК
   ЗЛОЙ ПОП В ПЛОХОМ СЕЛЕ
   ПОПОВСКИЕ ПОУЧЕНИЯ
   ВОЛК ЗАБЕЖАЛ В ЦЕРКОВЬ
   ЖАЖДА И ВИНО
   ЛИСИЦЫН СУД
   ВДОВУШКИНЫ ГОДЫ
   ХОЗЯЙСКОЕ НЕБО
   СМАСТЕРИЛИ ВЕРШИ ДЛЯ БЛОХ
   ПОЧЕМУ УТОНУЛ ПОП


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация